marstem: (Default)
Однажды осенью что-то случилось, и Иванов сначала сходил в парикмахерскую, впервые за 8 лет, а потом купил билет на самолёт, билет в одну сторону.
Так к зиме Иванов оказался на краю света…


лытдыбр от первого лица плюс фото.. )
marstem: (time)

Не до песен им теперь,
а ты возьми да спой.



Иванов стал посещать репетиции местного народного хора, куда много лет ходят некоторые члены его семьи. Его отношение к репертуару этого хора с годами не изменилось, но ему вдруг захотелось научиться петь. Надо сказать, что Иванов уже пробовал петь ранее, и был удивлен не менее, а даже, пожалуй, и более тех, кого угораздило присутствовать при этом, - обнаружив силу в своём голосе. Но он чувствовал, что голос местами как-то слишком уж непослушен и даже своенравен, и обязательно должны быть способы его контролировать. Иванову захотелось петь, и петь хорошо.
На второй общей репетиции хора Иванов, однако, окончательно уверился, что больше на общие репетиции он не пойдёт. Но до последнего, решил Иванов, он будет ходить на индивидуальные занятия к руководителю хора - пока тот, наконец, не поймёт, что нового солиста в его хоре всё же не появится. Иванов чувствовал некоторый стыд, обманывая зародившиеся на первом же прослушивании ожидания руководителя, но хоровое - это не то. Здесь куда-то теряется человек, и остаются лишь люди, и при этом какие-то они остаются непонятно счастливыми, сколь бы грустной не была их песня.
Нет, хоровое - это не то. Но надо, твердил Иванов, надо успеть побольше, получше понять этот новый способ дыхания и извлечения чистых и ровных звуков.
marstem: (Default)
"Столько людей вокруг, - думал Иванов, - а толку..."
marstem: (Default)
Иванов жил на улице Ударника, маленькой тихой улочке в старом районе города неподалёку от центра и от набережной, районе, примечательном тем, что туда ещё не добрались вездесущие азиатские строители, выполняющие чей-то неведомый план по облагораживанию и осовремениванию города. Дом Иванова был деревянный и двухэтажный, в нём всё трещало по швам и разваливалось, и не было горячей воды, но Иванову нравилось. Ему нравилось, что дом находился неподалёку от центра и набережной, и что при таком уютном соседстве вокруг непостижимым образом было тихо и малолюдно, и здесь легко было, как он называл, «путешествовать во времени». На каждом углу здесь ощущался ритм ста-трёхсотлетней давности, войдя в который можно было наблюдать город — и людей — назад. Иванову нравилось ощущать этот ритм, и в том, что улица, получившая своё название в недалёкое советское прошлое, называлась именно так, он воспринимал как своеобразный знак. Улица Ударника.
Здесь надо упомянуть то, чем жил Иванов ещё, — музыка. На этом мы ещё остановимся поподробнее позже, сейчас же мы должны упомянуть, что когда Иванов однажды решил научиться играть на музыкальном инструменте, он недолго выбирал, на каком. За несколько лет с тех пор он так и не стал музыкантом, но если вы однажды встретите его прогуливающегося по трущобам, приглядитесь — из его рюкзака выглядывают барабанные палочки, Иванов с ними не расстаётся.
Итак, Иванов жил на улице Ударника в старом центре города неподалёку от набережной, и, конечно же, он не был путешественником во времени. Он был человеком вне времени...
marstem: (bus)
Иванов обожал кошек. Надо сказать, что дома у него жили два кота - аристократичный серый и взятый с улицы котёнком рыжий - в которых он часто видел единственную причину возвращаться по вечерам домой. Но кроме этого Иванов не выходил на улицу, пока не убеждался, что в кармане его брюк есть порция сухого корма - угощение для любого встреченного им по пути представителя кошачьего рода. Он часто сталкивался с прохожими людьми, задумавшись и не заметив их прямо перед собой, но он издалека примечал любой кошачий силуэт, и тогда взгляд его становился осмысленным и траектория его движения сразу менялась по направлению к. Вытянув ладонь с угощением, он медленно подходил к настороженному кошачьему, издавая звуки, которые, как он полагал, похожи на демонстрацию мирных намерений на кошачьем языке, и когда справившийся со своим страхом, принявший угощение дворовый житель начинал благодарно ласкаться к Иванову, тот чувствовал себя почти счастливым.
Впрочем, зачастую кошачьи не выдерживали приближающегося Иванова и срывались прочь.
"Ну, ничего, я всё понимаю, - успокаивал тогда себя Иванов, - я ведь очень похож на человека".

March 2014

S M T W T F S
      1
2345678
910 1112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:47 am
Powered by Dreamwidth Studios