marstem: (bus)
Иногда, наблюдая за людьми, я убеждаюсь в том, что единственное предназначение женщин - гаремские сплетни и статус. А мужчин - резня за обладание этим гаремом. И нет в мире ни феминизма, ни пидоров, ни вообще ничего больше. А только обезьяны и Моя Мизантропия... Насмешка в глазах дьявола - светловолосого, в чёрном кожанном плаще с красной бас-гитарой - бросающего со сцены в темноту: "Я знаю, чего стоит ваш мир". Ни слова о любви. Только ритм - который сам задаёшь и под который сам же и подстраиваешься. Слов много, они - как и спасительный смех - лишь ветер, завывающий по подворотням асфальто-бетонной пустыни.
Слов недостаточно мало.

Мой Параноик, не зная покоя, оставляет знаки, метки везде, где только может - от стихов до обыденности. Знаки - другим Параноикам. Тем, у которых в лучших друзьях не воображение, а внимательность, тем, которые должны быть. Оставляет - чтобы нас, наконец, нашли. А не придумали... Мы с ним погрязли в ожидании. В зиме.
А в пустыне да под снегом все старые дороги не имеют ровно никакого смысла. Как и оставленные некогда метки. А только направления и расстояния. И ещё - сны. Усталые сны о лете, о доме, о своих людях, о...

Когда расстоянье между нами стремится к нулю - но никогда не исчезает по закону ассимптот - я теряюсь в бесконечностях... И я заставляю себя избегать тебя. Самое главное - что так рвётся наружу - я говорю, но тщательно маскируя в контексте, в игре, в тихом голосе; нацепив очередную маску с пометкой "достоинство", изо всех сил стараюсь удержать на поводке то существо, что виляет хвостом, вырывается, лишь только ты оказываешься рядом... Я хочу быть котом в твоём доме. Дождавшись, играть с тобой днём и дыхание хранить твоё ночью. Котом - и ни ты и никто не догадался бы, не допускал бы и мысли о том, что Я Люблю Тебя.
marstem: (bus)
Два параноика. Как зрячие в стране слепых, ясновидящие в стране "просто видящих" - так и они. Глубина, бездна всяческих вероятностей, узор.. нет - узорище причинно-следственных связей, клубок, с которым не всякая кошка рискнёт поиграться... Мир гораздо больше, чем кажется, но и ещё больше он, когда в нём встречаются Два Параноика. Но - фатализм.

Чем многограннее личность, чем больше в ней субличностей, тем вероятней, что любой сможет найти в ней того - ту субличность - кого ему захочется уничтожить, убить. Разные люди, разные причины, каждому своё... И тем ценнее для такой личности те повстречавшиеся, благодаря чьим ожиданиям, связанным с нею, чьей вере во что-то, ещё ей не присущее, в ней это появляется, рождается ещё одна субличность, новая... Вопрос соответствия.

"Люди встречаются, люди расходятся..." Если Закон сохранения энергии никто не отменял - куда уходит любовь?.. Туда, видимо, где её лучше кормят-поят-холят-лелеют. Туда, где ей лучше... Но сука всё равно не Она. И не Вера. Сука - Надежда.

Ты сказала, ты видишь нас бездельниками, плывущими на плоту по реке, в то время как мир вокруг рушится... Да, сказал я, мы бездельники - мы не участвуем в этом процессе. Наоборот - остановить? Но он не хочет этого, мы ведь пробовали... Очередное заседание ВГУК "МосГорГрусть" считаю открытым.
marstem: (Default)
[абзац вырезан параноиком]

Мы лежим в траве - на спине, плечо к плечу, смотрим вверх. Иногда мы о чём-то негромко разговариваем, иногда смеёмся, иногда что-то напеваем, но чаще просто молчим, держимся за руки. Руки иногда размыкаются и - либо отправляются в прогулку по траве, либо погружаются в волосы рядом лежащего... Мы очень легко одеты, мы почти обнажены - хотя поле или луг, как окажется, находится высоко в горах - здесь достаточно тепло: ощущение вечера тёплого летнего дня, хотя по освещению больше похоже на позднее утро... Свежий ветер шевелит травы, обдувает нас запахами, птицы с кузнечиками ведут свои ненавязчивые разговоры, журчит неподалёку ручей... Ты и я - мы здесь живём. Нам хорошо и счастливо здесь. Мы здесь вместе... Но это не просто беззаботное существование - мы тут ещё и вроде как работаем...

Во сне я не задавался таким вопросом, сейчас же мне кажется наиболее подходящим словом тому, что мы делаем, кто мы, - это "провожатели". Мы провожаем...

Через наше поле проходит дорога - широкая утоптанная тропа - и иногда на ней появляются путники. Они по-разному выглядят, по-разному одеты (правда, чаще всего цвет их одежд чёрный), пешие или верхом - но они всегда появляются в одиночестве. Тогда мы с тобой поднимаемся и, улыбаясь, идём их встречать. Вышагивая вдоль дороги, мы сопровождаем их те несколько минут, пока дорога не закончится. Заканчивается дорога вместе с полем (тут-то и становится понятно, где мы находимся) - прямо в пропасть. Очень, очень далеко внизу земля, местами её даже не видно из-за облаков... Граница. Край мира. Впереди ничего нет - лишь горизонт, очерченный облачным покровом, да лучи солнца... И пока путник задумчиво смотрит на открывшийся ему вид, мы с тобой встаём по разные стороны дороги и начинаем раскатывать нечто вроде ковровой дорожки - в сторону пропасти. На самом краю мы синхронно выбрасываем - выталкиваем - дорожку прямо в пропасть, но она не падает, а, ускоряясь, продолжает раскатываться - к горизонту и чуть выше. Мост... Тогда мы с тобой берёмся за руки и отходим в сторону. Смотрим на Уходящего, киваем ему... Бывает, они задают нам вопросы (и, странно, нам всегда есть, что им ответить), но мы сами никогда ни о чём их не спрашиваем и ничего не говорим. Мы провожаем. И показываем им самое лучшее, что есть в мире, который они решились покинуть, - нас, их последнее воспоминание о нём... Всё то время, пока мы можем их видеть - идущих по мосту - и чуть дольше, мы стоим на краю пропасти и машем им вслед
marstem: (quay)
Есть лес. Впрочем, точнее - лесок. Он занимает пространство двух-трёх городских кварталов, с трёх сторон окружён непосредственно городом, с четвёртой - новой скоростной трассой, идущей вдоль реки, находящейся ещё чуть дальше. Неизменная часть моего маршрута, когда есть время, чтоб не спешить. Даже если и придётся сделать крюк.
Мне нравится в нём дышать - здесь это легко получается полной грудью. Нравится остановиться и покурить в самом центре, наслаждаясь.. тишиной?.. здесь хорошо слышно звуки окружающего города - совсем-совсем рядом, но - приглушённые, сливающиеся в неразличимый фон; ощущение, что город - вот он совсем рядом - но он нереален, его в то же время словно бы и нет, он где-то там. Нравится, что по пути можно не повстречать ни одного человека - особенно если пасмурно или даже дождь, и толпы разморенных жарой горожан не спешат к реке. Нравится просто с ним поздороваться и помолчать…
Он умирает. Медленно, но верно. Неудивительно: городу нужны новые дороги, новые кварталы; город ведь со всех сторон. Да и всё больше людей узнаёт о таком удобном близком месте - для выгула собак, для "посидеть с водочкой у костра" или ещё для чего… Да и просто прохожих - либо не совсем нормальных, с какими-то своими тараканами в голове, либо банально не набравших мелочи на маршрутку - всё чаще видишь на тропинках… В любом случае, от гостей-прохожих в лесу лишь больше свежих пней да мусора. И меньше леса.
Да, мне нравится с ним помолчать. О своём. О нашем.
marstem: (mmm)
Озадачили меня. Что ж такое паранойя.. Словари в поисковиках чего-т не открываются (какие ещё перебои с эл.энергией?), формулировать самому - кроме "мании преследования" ничего не приходит.. Думаю, отошлю к классике - к песне Майка, которая "Выстрелы" - да и хватит. Да.. и, пожалуй, не надо упоминать о том, как я вчера убеждался, что в тёмном углу никого и ничего нет, освещая его ладонью, поднесённой к монитору, на котором перед тем быстро развернул блокнот... М-м.
А луна вдобавок ко всему ещё, оказывается, и стерва - издевается.
marstem: (Default)
Две зажигалки - в первой закончился газ, во второй полетел кремний - и хочется курить. Сижу и чиркаю одной над другой, добываю огонь, ловлю deja vu: не так ли сейчас и в масштабе 1:1

March 2014

S M T W T F S
      1
2345678
910 1112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:50 am
Powered by Dreamwidth Studios